ПРЕДИСЛОВИЯ  К  ИЗДАНИЯМ  ДЕМИДОВСКОГО  ИНСТИТУТА


Выбор   
издания:  



Демидовы. Родословная роспись Демидовский временник. Книга I Демидовский временник. Книга II Купечество Руси. IX - XVII века Театральная старина Урала Коммерция и государство в истории Росси Выйско-Никольская церковь в Нижнем Тагиле Демидовы, князья Сан-Донато. Иностранная библиография И.Ф.Кошко. Воспоминания губернатора. Пермь
Демидовы. Родословная роспись / Сост. Е.И.Краснова. — Екатеринбург: Демидовский институт, 1992. С. 4—5.

К читателю

     Возрождение общества начинается с отдельного человека, с обретения им чувства достоинства и самоуважения. Сознание скоротечности человеческой жизни, особенно острое в тоталитарных системах, неизбежно ведет к потере уверенности в собственных силах и возможностях, убивает инициативу. Постоянно грозящая опасность заставляла многих избавляться от «лишнего» нравственного груза, и в первую очередь от родственных связей.
      Память о предках, гордость за принадлежность к своему роду, естественная в нормальном обществе «любовь к отеческим гробам» могла обернуться и оборачивалась для многих наших соотечественников глубокой жизненной драмой, а часто и стоила жизни. О погибших под колесами безжалостной истории старались не вспоминать. Человек лишался своих корней, превращался в «непомнящего родства», как когда-то называли в России сирот, забывших место своего рождения и своих родителей. В таком положении в течение многих десятилетий находилось все наше общество, и нравственные потери от такого чудовищного явления трудно переоценить.
      Стремление противодействовать этому заставило нас, историков, и предпринимателей начать издание серии «Воскрешение древних российских родов».
      Первый выпуск ее посвящен родословию знаменитых уральских горнозаводчиков Демидовых, родоначальником которых был тульский мастер-оружейник, а позже заводчик Никита Демидов сын Антуфьев. Человек яркой и необыкновенной судьбы, он дал жизнь огромному родословному древу, ветви которого росли и умножались в течение трех столетий.
      Один взгляд на родословное древо Демидовых, восстановленное далеко не полностью, производит глубокое впечатление. Невольно приходит мысль о том, что человек — не песчинка в океане истории, он может и должен оставить глубокий след своими деяниями, особенно если его усилия умножены многочисленными потомками. К сожалению, в настоящее время не все известно даже о самых выдающихся представителях этого знаменитого рода, начало возвышения которого неразрывно связано с эпохой Петра и Уралом.
      Много интересного можно узнать из сухих строчек родословия. Оно убеждает нас, как важна память о родственных связях, которые у Демидовых необыкновенно широко пронизывали российское общество. Оно раскрывает многогранную деятельность и непосредственное участие представителей рода в истории нашего Отечества.
      Это, прежде всего, вклад первых Демидовых в становление и развитие крупной металлургической промышленности на Урале. Никита Демидов и его сыновья — Акинфий, Григорий и Никита — построили почти тридцать заводов. Из них половину основал Акинфий Никитич, отличавшийся особой энергией и обладавший широкими практическими знаниями в области горного дела и металлургии. В том, что Россия из страны, ввозящей железо, превратилась уже в XVIII веке в страну, экспортирующую железо, а позднее и медь, несомненная заслуга и заводовладельцев Демидовых. Их предприятия давали в начале 20-х годов XVIII века в четыре раза больше продукции, чем казенные. А в начале XIX века они становятся крупнейшими поставщиками золота и платины.
      Баснословное богатство и искренняя любовь к России предопределили их значительный вклад в развитие просвещения и культуры своего народа. Так, первое коммерческое училище в России было открыто (1773) на средства Прокофия Акинфиевича Демидова. Он же вложил два миллиона в строительство первого приюта для сирот (ныне в комплексе его зданий размещается военная академия им. Дзержинского). Все три сына Акинфия Никиктича Демидова — Прокофий Григорий и Никита — сделали крупные денежные пожертвования Московскому университету. Кроме того, от Демидовых поступили в университет и богатейшие естественнонаучные коллекции.
      Их дети и внуки продолжали эту традицию. Павел Григорьевич, горячий почитатель науки, оказывал постоянную помощь учебным заведениям и талантливой молодежи. На его средства был открыт Юридический лицей в Ярославле, преобразованный позже в университет. Огромные суммы жертвовали для поддержки науки, искусства и неимущих Николай Никитич Демидов и его сыновья — Павел и Анатолий. Павел учредил Демидовские премии за научные достижения молодых ученых. Демидовы были одними из первых предпринимателей, создавших сеть учреждений социальной сферы на своих заводах: школы, больницы, приюты, дома для престарелых, пенсионное обеспечение, штат бесплатных повивальных бабок и многое другое.
      Представители рода живо откликались на все события политической жизни страны. Во время Отечественной войны 1812 года Николай Никитич Демидов сформировал на свои деньги полк, участвовал в Бородинском сражении и заслужил благодарность М.И.Кутузова. Под Бородино сражался и его четырнадцатилетний сын Павел.
      В XIX веке многие представители этого рода лично работали на ниве литературы, искусства и просвещения.
      Составитель и издатели родословия считают свой труд незавершенным и с благодарностью примут все дополнения и исправления, присланные в адрес Демидовского института.
      Родословия могут составлять для себя и наши читатели, если у них возникнет интерес и найдется время для кропотливой работы в архивах и библиотеках. Специалисты института готовы дать консультации по методике и организации этой работы. Архивы хранят документы не только о представителях дворянства, предпринимателях и выдающихся деятелях науки и культуры, но и всех других слоев общества. Человек должен знать и помнить своих предков, их личный вклад в историю своего Отечества. Несомненно, это сделает его духовно богаче, сильнее и увереннее в себе.

А.С.Черкасова

К началу страницы

Демидовский временник: Исторический альманах. Книга I. — Екатеринбург: Демидовский институт, 1994. С. 6—7.

Дорогой читатель!

     Эта книга рассказывает о наших соотечественниках, о представителях некогда знаменитых фамилий, жизнь и деятельность которых стала частью истории России. Общество, помнящее о жизни предков, их возвышении и падении, муках и радостях — здоровое общество. Общество, не знающее и не желающее знать своего прошлого, обречено на нравственную и физическую деградацию. Хранительница прошлого — историческая наука.
      Новый исторический альманах «Демидовский временник», издающийся Демидовским институтом, будет знакомить широкие круги специалистов и всех интересующихся с историей российского предпринимательства. Первый выпуск альманаха в основном посвящен Демидовым — выдающимся предпринимателям-промышленникам, основавшим десятки горных заводов на Урале.
      Почему именно Демидовым уделено столько внимания? Их судьба отразила полную драматизма историю зарождения, расцвета и гибели российской буржуазии. Демидовы стали своеобразным символом российской предприимчивости, российского богатства, российской щедрости. Начало деятельности этого рода овеяно легендами, в которых и царская милость, и необыкновенное везение, вынесшее простых тульских оружейников из небытия на страницы отечественной истории. Деловой хваткой, талантом и высоким профессионализмом проложили они путь к богатству, славе и знатности. Им покровительствовал Великий Петр, дарил своей дружбой, а это значит — их знала вся Россия. Но что мы знаем об этих замечательных людях?
      В том немногом, что сохранила народная молва, трудно отличить истину от вымысла. Наши историки до недавнего времени больше интересовались только результатами их деятельности — заводами. Кроме того, в осмыслении исторических фактов исследователь обязан был руководствоваться классовым подходом. В итоге Демидовы предстали перед нами словно в кривом зеркале. Реальный же человеческий облик скрылся за мифической пеленой и идеологическими напластованиями. Воссоздание его возможно лишь на документальной основе. К счастью, сохранился громадный комплекс архивных документов, связанных с жизнью и деятельностью рода Демидовых. Наибольший интерес среди них представляют письма — исторический источник, несущий яркий отпечаток личности автора. Эти документы позволяют показать роль династии в разных сферах общественной жизни страны — роль, доселе неизвестную современному читателю.
      Альманах призван обогатить историческую память нашего общества реалиями деловых, культурных и нравственно-этических традиций прошлого и способствовать восстановлению утраченной связи времен. «Демидовский временник» расскажет обо всем, что делало и делает Россию действующим лицом в мировом пространстве. На его страницах будут говорить люди разных эпох, возвращая нам нашу историю.
      Хроника текущих событий в мире науки и культуры сообщит о выставках и конференциях, поисках и находках в экспедициях, архивах и музейных фондах.
      Альманах снабжен справочным аппаратом, который содержит именной указатель и словарь терминов, иностранных и устаревших русских слов.
      Мы надеемся, что наше издание заинтересует Вас, и Вы станете постоянным читателем «Демидовского временника».
      Редколлегия альманаха приносит благодарность за консультации доктору исторических наук А.А.Амосову, О.Н.Блескиной, доктору филологических наук, профессору А.К.Матвееву и члену Союза писателей М.П.Никулиной.

К началу страницы

Демидовский временник: Исторический альманах. Книга II. — Екатеринбург: Демидовский институт, 2008. С. 5—6.

Дорогой читатель!

     Сегодня мы живем в открытой стране. Наше общение с миром неизмеримо возросло. Благодаря геополитическому положению и величайшему вкладу в мировую культуру наше Отечество призвано играть выдающуюся роль в судьбах народов Запада и Востока.
      Широкое знакомство русских с Европой началось в XVIII столетии. А в XIX веке она стала вторым домом для многих представителей элиты российского общества, которые учились и жили в ней долгие годы, находясь на дипломатической службе России. Они собирали и заказывали здесь художественные произведения для своих коллекций, взаимно обогащая тем самым культурные процессы Европы и России.
      Героями второй книги альманаха по-прежнему остаются выдающиеся уральские промышленники Демидовы. Колоссальный корпус их документального наследия хранится в российских и зарубежных архивах, продолжая одаривать нас уникальными находками, имеющими научное и общекультурное значение. Новые материалы позволили авторам альманаха осветить многообразие связей представителей рода Демидовых с деятелями европейской истории и культуры.
      Особый интерес представляют письма создателя одного из первых в России научных ботанических садов Григория Акинфиевича Демидова и его сына Павла великому шведскому натуралисту Карлу Линнею и материалы образовательного путешествия трех юношей — Александра, Павла и Петра Демидовых по Европе, продолжавшегося с 1748-го по 1761 год. Этот большой комплекс документов составляют письма и дневники сыновей Григория Акинфиевича, посланных им в Европу для непосредственного ознакомления с европейской наукой, экономикой и культурой. В результате юноши учились и жили в Германии, Англии, Швеции, посетили Чехию, Словакию, Австрию, Швейцарию, Италию, Францию, Бельгию, Нидерланды, Данию и Норвегию. Материалы путешествия содержат ценные сведения по развитию горного дела и технологиям черной и цветной металлургии в Европе середины XVIII века.
      При подготовке альманаха к изданию была проделана специальная работа по выявлению образцов визуального искусства данной эпохи с целью проиллюстрировать и дополнить содержание публикуемых очерков и документов. Читателю предоставлена возможность увидеть Европу XVIII столетия во всем многообразии того, что мы включаем в понятие европейской цивилизации.
      Благодарим за содействие в работе над альманахом сотрудников библиотеки Упсальского университета (Швеция), Технического университета Горной академии Фрейберга, Института исследований Германии и Восточной Европы в Гёттингене (Германия), отдела Славянских и Восточноевропейских коллекций Британской библиотеки (Лондон), Кабинета Вьёсё (Флоренция), а также сотрудников рукописного отдела Пушкинского дома и Библиотеки РАН (Санкт-Петербург), Российского государственного архива древних актов (Москва) и Государственного архива Свердловской области (Екатеринбург).

К началу страницы

Преображенский А.А., Перхавко В.Б. Купечество Руси. IX—XVII века. — Екатеринбург: Демидовский институт, 1997. С. 5—6.

К читателю

     Когда появились на Руси предприимчивые люди? Что представляло собой предпринимательство в древности? Где искать его истоки? Можно вспомнить военные походы князей с боевыми дружинами на соседские княжества и Византию для захвата богатой добычи и невольников... Была целая эпоха в истории народов, когда именно такого рода предприимчивость приносила наибольшие «дивиденды».
      Эта книга о другой предприимчивости, которая брала не силой, а умом, не оружием, а знаниями. Этические нормы ее основывались не на воинской доблести и преданности вождю, а на честности, верности слову и деловому уговору компаньонов. Речь идет о торговле — древнейшем виде предпринимательства. Торговля — важная отрасль человеческой деятельности. Она обеспечивает население страны необходимыми товарами, связывает ее регионы в единое целое. Внешняя торговля сближает народы, взаимно обогащая их достижениями друг друга, способствует налаживанию мирных, дружественных отношений, воспитывает терпимость к чужим обычаям и интерес к чужой культуре.
      Существовало особое купеческое сословие, занимавшееся столь важным делом. Что собой оно представляло, каков вклад этих людей в нашу историю и культуру? Цель книги — восстановить страницы истории российского купечества со времен Киевской Руси до XVII столетия включительно. Читатель обнаружит в ней многие интересные факты и картины из жизни русских купцов, роль которых в нашей истории не ограничивалась только торговлей. Это были едва ли не самые широко образованные люди на Руси, особенно если занимались внешней торговлей. Они знали экономику стран, с которыми имели деловые связи, хорошо разбирались в политическом и общественном устройстве, понимали язык, нравы и обычаи других народов. Не случайно на купцов возлагались дипломатические поручения, их обязательно включали в состав посольских миссий. Некоторые известны сейчас и как талантливые писатели, оставившие нам интереснейшие описания своих путешествий, стран и народов, с которыми сталкивала их бурная, полная приключений и опасностей деятельность. Многие из русских купцов, несомненно, являлись замечательными и даже выдающимися людьми. К сожалению, дошедшие до нас документы сохранили лишь скупые сведения о конкретных лицах. С тем большим интересом прочтутся страницы книги, где авторы пытаются воссоздать портреты, судьбы и духовный мир далеких предшественников наших современных предпринимателей.
      Желание российских коммерсантов быстрее овладеть западным деловым опытом вполне естественно в наше время. Мы убеждены, однако, что возрождение и подлинный успех этого рода деятельности в России должны опираться на отечественный фундамент. Наши предки внесли свой вклад в становление цивилизованной коммерции. Они веками вырабатывали ее профессиональные традиции, систему ценностей, этические и правовые нормы, рожденные культурной, складом души и обычаями народа.

А.С.Черкасова

К началу страницы

Костерина-Азарян А.Б. Театральная старина Урала. — Екатеринбург: Демидовский институт, 1998. С. 5—8.

Предисловие

     История изучения театральной провинции так же драматична, как и судьба самих провинциальных театров, актеров, антрепренеров. О них мало написано в прошлые времена, поскольку профессиональной критики в провинции не было, а из восторженных, но маловразумительных откликов любителей вряд ли можно составить истинное представление о том или ином актере, спектакле. К сожалению, сложилось устойчивое представление о провинции как о чем-то второсортном; ее культурную жизнь считали упрощенным вариантом столичной, потому и изучение, к примеру, театральной истории в провинции казалось занятием малоинтересным и бесперспективным. Так, в монографии Т.А.Дынник читаем: «Чем дальше от Москвы, тем меньше культурных артерий, связывающих с жизнью столицы, тем меньше театров...» 1.
      На самом же деле часто происходило наоборот. Города, близко расположенные к столицам (Псков, Тула, Владимир и др.), жили «отраженным светом», театральная жизнь в них протекала довольно вяло, безынициативно, так как вполне естественно совершался отток лучших творческих сил в столицу. Но чем дальше от Москвы, тем больше накапливалось потенциальных возможностей для создания своих центров. В далеких «медвежьих углах» сочинялись оригинальные народные драмы, пьесы, оперы, создавались первые в России товарищества актеров (сосьете) и первые любительские театры из представителей крепостного сословия; раньше, чем в императорских театрах, шли некоторые пьесы; даже электричество в уральском театре появилось раньше, чем в столице. Провинция была надежным местом для театральных экспериментов, пробы сил молодых дарований.
      Остается только пожалеть, что мало внимания уделялось ранее исследованию такого пласта русской культурной жизни, как театральная культура провинции. Только усилиями одиночек совершались прорывы в этой области знания. Большой фактический материал по истории уральского театра собрал писатель и краевед Ю.М.Курочкин. В результате он полностью восстановил репертуар первой профессиональной труппы на Урале (в Екатеринбурге), основателем которой был П.А.Соколов; по крупицам восстановил и биографии сценических деятелей Урала XIX — начала XX столетий. Одним словом, Ю.М.Курочкина можно назвать летописцем профессионального театра на Урале. Настоящим событием стало издание последней его книги «Словарь сценических деятелей Урала» 2, который является итогом полувековой работы автора и единственным пока изданием такого плана по истории провинциального театра в России.
      Между тем, театральная жизнь провинции не замыкалась на деятельности лишь профессионального театра, она ярче, сложнее, разнообразнее и хронологически предвосхищает его возникновение. Автору данной книги было интересно заглянуть именно в эту театральную реальность, ибо игровой обрядово-зрелищный язык скоморохов, балагуров-кукольников сформировался намного раньше профессиональных трупп.
      Кроме того, само понятие «профессиональный театр» для провинции есть весьма условное обозначение, так как профессионализм актера предполагает прежде всего наличие специальной подготовки, образования. Но если мы рассмотрим состав первой «профессиональной» труппы, то обнаружим, что профессионалов здесь «в чистом виде» вообще не было. Основу труппы составляли крепостные актеры. Почти все актеры профессиональных театров в провинции — «чистые» любители. Это и заставило обратиться в данной книге к исследованию крепостного и любительского театра, ибо только там можно искать истоки «профессионализма» провинциальных актеров.
      На основе исследования всех форм театральной культуры дореволюционного Урала нами была защищена диссертация на тему «Особенности развития театральной культуры на Урале в XVIII—XIX вв.» 3, в которой была предпринята попытка исследовать феномен уральского театра в контексте единой театральной культуры России XVIII—XIX веков. В 1997 г. В.Л.Загайновой была защищена кандидатская диссертация «Профессиональный и любительский театр Урала в 1861—1904 гг.» 4. Ей удалось дополнить театральную картину жизни края новыми штрихами из деятельности любительских театров Вятской, Оренбургской и Уфимской губерний.
      Но эта тема настолько безгранична, так много в ней белых пятен, что понадобится еще не одно десятилетие, чтобы восстановить и осмыслить культурную жизнь края на протяжении нескольких веков. Задача настоящей книги не только обобщить весь материал, собранный автором и ее предшественниками, но и представить на суд читателей первый искусствоведческий анализ развития театра от фольклорного до любительского, что подготовило почву для возникновения на Урале профессионального театра.
      Автор выражает признательность писателю-краеведу Ю.М.Курочкину, доктору искусствоведения Ю.А.Дмитриеву и кандидату искусствоведения О.М.Фельдману, чьи советы и замечания помогли в работе над книгой. Благодарю также семью Курочкиных, Государственный архив Пермской области и Нижнетагильский музей-заповедник горнозаводского дела Среднего Урала за предоставление иллюстративного материала.

А.Б.Костерина-Азарян

К началу страницы

Коммерция и государство в истории России (XVI—XX вв.): Сборник исследований. — Екатеринбург: Демидовский институт, 2001. С. 5.

Предисловие

     История России, как и любой другой страны, доказывает ту очевидную истину, что уровень экономического развития является опорой ее политической независимости. Последняя, в свою очередь, обеспечивает народам самостоятельное участие в движении цивилизации в целом.
      Сборник посвящен различным вопросам истории экономики. Характерно, что главные статьи экспорта Московского государства в XVI—XVII вв. составляли меха, воск, мед, сукно, деревянная посуда и дешевая галантерея. Такая страна была беззащитна перед экономической экспансией Европы, где уже шел процесс развития крупной промышленности.
      Поэтому фантастическим кажется скачок в экономике феодальной России, свершившийся всего за первую четверть XVIII столетия. Благодаря уральской металлургии наша страна стала державой, экспортирующей промышленный металл (железо и медь) в Англию и другие страны Европы. В 1770-х гг. Россия ежегодно вывозила 2,5 млн пуд. железа, свыше 2/3 которого давал Урал. Вся медь России в XVIII в. производилась на Урале.
      Если инициировало этот рывок государство, то творцами его стали, прежде всего, выходцы из народа: предприниматели Демидовы, Осокины, М. Походяшин и другие, а также огромная армия мастеровых и работных людей.
      Подобные исторические прорывы возможны лишь в том случае, если в них участвуют и государство, и народ. Вспомним: отразила и закрепила это единство Берг-привилегия 1719 г. Она распространяла свое действие на всю страну и все слои общества, учитывала интересы и промышленников, и мастеровых людей. Это был первый законодательный акт, обеспечивающий развитие крупной металлургии России рыночными методами.
      В России государство всегда было собственником и распределителем значительной части природных ресурсов и занималось их про мышленной переработкой. После 1917 г. государство стало монополистом в экономике, как, впрочем, и во всех других сферах жизни общества. И поэтому едва ли не самая сложная проблема современного экономического развития — взаимоотношения частного предпринимательства с государством в лице его различных административных структур. Проблема обостряется еще и тем, что наше общество не только утратило традиции и опыт предпринимательской деятельности, но и долгие годы воспитывалось в духе негативного отношения к частной инициативе. Альтернативой ей являлась так называемая «общенародная» собственность, единственным защитником и справедливым распределителем которой якобы могло быть только государство.
      Такая идеология, по существу, санкционировала передачу функций управления общенародной собственностью (в том числе и ее распределение) огромной армии чиновников. Эта практика препятствует теперь установлению нормальных отношений между государством и частным предпринимательством, что отражено как в законотворческой деятельности, так и в повседневной практике административных органов в центре и на местах. Где же искать критерии оценок тех или иных действий государства? Как предвидеть последствия их? Обращение к историческому опыту в данной ситуации представляется нам актуальным.
      Не менее важной представляется проблема политической изоляции русской буржуазии. Все слои общества, и особенно интеллигенция, не захотели понять ее исторической роли как носительницы экономического прогресса. В стране, где расцвет культуры в XIX — начале XX столетий опирался на беспрецедентную по своим масштабам благотворительность предпринимателей, последние считались только жестокими эксплуататорами и стяжателями. Наиболее дальновидные промышленники России говорили о необходимости срочных и действенных мер для снятия социальных конфликтов. Особенно много проектов предлагалось ими для улучшения жизни рабочих. Однако общество, зараженное экстремистскими идеями, не желало их замечать, а правительство оказалось неспособно понять их жгучую безотлагательность. В результате трагедия русской буржуазии обернулась трагедией всей России.

А.С.Черкасова

К началу страницы

Клат С.А. Выйско-Никольская церковь в Нижнем Тагиле — фамильная усыпальница Демидовых (История создания и разрушения). — Екатеринбург: Демидовский институт, 2003. С. 5.

Слово к читателю

     Как могло произойти, что в России, где Православие оказало глубокое воздействие не только на религиозные обряды, идеологию, традиции, но и на саму Душу народа, могло совершиться массовое истребление его Святынь, памятников, и наконец, просто Красоты...? Думаю, что публикуемое нами краеведческое исследование по истории создания и разрушения одной церкви не даст ответа на этот тяжелый вопрос. И все же мы надеемся, что судьба Выйско-Никольского храма, изложенная автором так обстоятельно и беспристрастно, не только тронет сердце читателя, но и заставит еще раз задуматься над историей нашего Отечества и судьбой людей, живших в то лихолетье...
      После 1917 г. власть провозгласила разрушение «старого мира» государственной политикой и не щадило даже могил. Никакие заслуги усопших перед Россией не оградили их прах от поругания.
      Однако даже тогда находились люди, которые пытались спасти культурное достояние своего народа, защитить его от вандализма. Не удалось... А теперь многие наши соотечественники стремятся сохранить и передать будущим поколениям хотя бы Память о безвозвратно утраченных сокровищах русской истории и культуры. Благодаря им стало возможным подготовить и выпустить в свет эту книгу.
      Чудовищные потери в культурном наследии России, произошедшие в XX столетии, не прошли бесследно. Свидетельство тому – новый закон о культурном наследии народов Российской Федерации, который гарантирует сохранность памятников истории и культуры в интересах настоящего и будущих поколений.
      Культурное наследие признано основой культурно-национальной самобытности народа, средой его обитания и развития, а значит и залогом его самосохранения. Охрана памятников является поэтому конституционной обязанностью и государства, и каждого отдельного гражданина. Дай Бог, всем нам в полной мере, наконец, осознать свою личную ответственность за судьбу нашей Культуры, без которой не будет и России!
      Хотелось бы надеяться, что книга о создании и разрушении Выйско-Никольской церкви и книги о других утраченных Святынях не останутся единичными.

доктор исторических наук
А.С.Черкасова

К началу страницы

Талалай М.Г., Павловский Н.Г. Демидовы, князья Сан-Донато. Иностранная библиография. — Екатеринбург: Демидовский институт, 2005. С. 6—10.

Слово о Демидовых

     Это небольшое издание — убедительное свидетельство широкой известности уральских горнозаводчиков Демидовых в Европе XIX — XX столетий. Благодаря справочнику мы можем узнать, какую память оставили там наши замечательные соотечественники. Российский читатель, несомненно, будет удивлен, что европейская журналистика того времени практически не касалась главного — деятельности Демидовых в России и для России. Между тем два столетия Демидовы принимали участие в создании и развитии отечественной металлургии, внешней и внутренней торговли, просвещения, науки и культуры. Во всех этих сферах первые и последующие поколения этого выдающегося рода всегда занимали глубоко патриотическую позицию, то есть руководствовались интересами своего Отечества. Будь то в мирное или военное время.
      Вклад основателей рода в развитие Большой металлургии России оказалось невозможным вычеркнуть из истории даже после 1917 года. Советская историография, как известно, главное внимание уделяла заводам и классовой борьбе.
      Металлургическая и оборонная промышленность, у истоков которой стояли Демидовы, до сих пор является основой промышленного потенциала Урала и востребована Россией и мировой экономикой. На слабо заселенных просторах Урала и Алтая они открыли сотни железных и медных рудников, месторождения золота, платины и малахита, построили десятки металлургических заводов, проложили дороги, возвели храмы, открыли больницы, школы и приюты для детей и стариков. Поэтому Демидовых с полным правом можно назвать не просто крупнейшими промышленниками-предпринимателями, но и создателями индустриальной цивилизации Урала. Масштаб их деятельности не имеет аналогов в мировой истории. Огромные территории, обустроенные ими, сопоставимы по величине с такими современными странами, как Бельгия, Нидерланды, Дания или Швейцария.
      В XIX веке многие стороны деятельности Демидовых не были известны в Европе. Оценки же современников исходили тогда из чисто внешних впечатлений и часто искажались личными пристрастиями и светскими сплетнями. В России мы говорим: «Большое видится на расстоянии...» Добавим — «...и времени тоже!»
      Только в последнее десятилетие исследователи приступили к изучению предпринимательской и общественной деятельности самих заводовладельцев. И теперь мы видим, насколько были искажены оценки Демидовых в советской научной литературе и особенно в художественных и популярно-исторических изданиях.
      Например, Анатолий Николаевич Демидов изображался крайне легкомысленным, пустым человеком. Однако, несомненно, приверженный светскому образу жизни, он не мало времени и средств пожертвовал на исследование природных богатств России, организовав и блестяще осуществив комплексную научную экспедицию по Южной России и Крыму. Он же стремился создать через европейскую печать привлекательный образ России. Мало кто знает, что во время Крымской (Восточной) войны 1853—1856 гг. Анатолий Демидов организовал сбор информации о местах пребывания русских пленных и активно содействовал доставке им писем и средств из России.
      Теперь, с выходом библиографии, можно надеяться на объединение усилий отечественных и иностранных специалистов в работе над этой большой и интересной темой.

доктор исторических наук
А.С.Черкасова

*    *    *
Введение

     Собранная библиография задумана как инструмент, позволяющий отечественным исследователям составить себе представление о жизни и деятельности Демидовых за границей, в первую очередь в Италии, и облегчить поиски в нужном направлении.
      Жизнь Демидовых в Европе до сих пор окружена всевозможными легендами и домыслами, несмотря на существующую обширную (как показывает наша библиография) литературу по данной теме.
      ...Демидовы, ставшие в Италии князьями Сан-Донато, не могли не поразить воображение жителей Апеннинского полуострова. Сказочное богатство, меценатство, благотворительность, страстные увлечения, наполеономания, взлеты и падения — все это внесло огромный вклад в сотворение иностранного мифа о «русских принцах» (в итальянском языке слово «principe» обозначает и князь, и принц), щедрых, артистичных и слегка сумасбродных.
      Во Флоренции Демидовы действительно жили с княжеским размахом: достаточно сказать, что их виллу Сан-Донато прозвали «seconda reggia», вторым государевым дворцом (первым был дворец Великого герцога Тосканского). Вообще в Тоскане можно составить особый демидовский маршрут, в который войдет и остров Эльба с его наполеоновским музеем, и Баньи-ди-Лукка с водолечебным курортом, и Пратолино с его роскошной виллой, и площадь Демидовых в самой Флоренции с демидовским монументом, и кафедральный собор с уральским кайлом на фасаде, и многое-многое другое. Большинство этих памятных мест достаточно подробно описаны итальянскими авторами, и их труды, по крайней мере, названия и краткое содержание, теперь станут известны в России.
      Весь корпус публикаций разделен на две части. Первая — сочинения самих Демидовых, вышедшие за границей. Среди них особо выделяются издания, связанные с именем деятельного Анатолия Николаевича — главным образом, материалы организованных им путешествий с участием европейских и российских ученых и художников. Самая большая группа этих публикаций касается путешествия 1837 г. по Южной России и Крыму. Научная значимость и широкий спектр собранных материалов (история, этнография, биология, геология и др.) предопределили дальнейшее многократное их переиздание и перевод на многие европейские языки (немецкий, итальянский, английский, испанский, шведский, нидерландский, польский). Книги выходили в разных вариантах, отдельными томами и их частями, становились основой для публикаций отрывков и карт (особый всплеск интереса Европы к Южной России заметен в годы Крымской войны). Сопоставление и, возможно, дальнейшее выявление пока неизвестных изданий может стать в будущем темой отдельного исследования.
      Меньшее количество публикаций оставили наследник и племянник Анатолия, Павел Павлович, проявивший редкую для его круга и времени заинтересованность в еврейском вопросе, и сын Павла, Елим, страстный охотник и поэт-любитель. Надеемся, что наиболее значительные их сочинения, изданные за рубежом, будут со временем переведены и опубликованы в России. Записи в первой части библиографии выстроены по поколениям персоналий рода Демидовых и по хронологии выхода изданий в свет. Такой принцип позволил более наглядно представить их наследие.
      Вторая, главная часть библиографии — литература о Демидовых — структурирована по хронологии, а в рамках одного года — по алфавиту. В обеих частях имена авторов и заглавия публикаций переведены на русский язык (выходные сведения в переводах опущены). Переиздания включены в те же позиции, что и первоначальные выпуски книг под дополнительным номером. Для удобства пользования библиографией составлен указатель имен, упомянутых в публикациях и аннотациях.
      Работа по составлению библиографии велась авторами как путем непосредственного ознакомления с изданиями в библиотеках, так и с использованием в сети Интернет каталогов крупнейших национальных, академических и исторических библиотек Европы (Франции, Великобритании, Германии, Австрии, Италии, Швейцарии, Швеции, Нидерландов, России) и Библиотеки Конгресса США.
      Библиография дает возможность представить процесс формирования иностранной литературы — от прижизненных публикаций о представителях княжеского дома Сан-Донато до обширной краеведческой литературы о местах их жизни и деятельности и, наконец, научных работ, основанных на богатейшем документальном наследии Демидовых, хранящемся в европейских архивах.
      Глубокая благодарность всем друзьям и коллегам, помогавшим в работе над данной книгой, из которых в первую очередь следует назвать Е. И. Краснову (Санкт-Петербург), Александра Тиссо-Демидова (Лондон), Рене и Софию Пулио (Онтарио).

К началу страницы

Кошко И.Ф. Воспоминания губернатора. Пермь (1911—1914) / Сост. Н.Г.Павловский. — Екатеринбург: Демидовский институт, 2007. С. 5.

К читателю

     Перед вами воспоминания человека, которому судьба предназначила служить России на высоком посту в провинции, то есть видеть ее государственным оком не сверху вниз, а изнутри. Обзор был не маленький — целая губерния и какая — Пермская. Тогда это весь Средний Урал, часть Приуралья и Зуралья.
      Автор «Воспоминаний» Иван Францевич Кошко был одним из лучших служащих ранга губернатора, выдвиженцем П.А.Столыпина. В нашей истории государственная власть всегда играла значительную роль. Предназначение истории — восстановить реальную картину прошлого и дать справедливую оценку ее деятелей.
      «Воспоминания губернатора» — ценный исторический источник, создатель которого был одновременно и действующим лицом, и свидетелем исторической драмы разрушения Российского государства в начале XX столетия.
      Период кануна Первой мировой войны и 1917 года еще не осмыслен, поэтому новые документальные свидетельства того времени для нас бесценны, если они достоверны. В этом плане «Воспоминания губернатора» заслуживают полного доверия. Мы сможем понять, что собой представляло это важное звено государственного управления, его прерогативы, реальные права и обязанности, принципы и мотивы принятия конкретных решений, оценить их результаты, так как знаем, что было потом...
      Заслуживает внимания и язык мемуаров, свободный от бюрократических штампов и иностранных слов. Автор в совершенстве владел всем богат­ством родной русской речи и в этом особая ценность и привлекательность его книги для современного читателя.
      «Воспоминания» знакомят нас с жизнью и деятельностью человека, заслуживающего глубокого уважения, жившего в другую эпоху, не менее сложную, чем наша, ибо у России легких времен не бывало.

доктор исторических наук
А.С.Черкасова

*    *    *
Предисловие

     Первая часть «Воспоминаний губернатора» 5, изданная в количестве трех тысяч экземпляров, разошлась в три месяца, что, по словам опытных в издательском деле людей, свидетельствует о незаурядном успехе книги. Все газеты как либерального, так и консервативного направления посвятили ей большие статьи, преимущественно в форме фельетонов, причем первые, то есть либеральные органы, относятся к моим воспоминаниям насмешливо, помещают случайные по своему значению выдержки из книги, не столько характеризующие ее содержание, сколько дающие повод высмеять мою личность и деятельность: свою заинтересованность моей книгой объясняют тем, что видят в ней отражение миросозерцания среднего, так сказать, губернатора столыпинской эпохи и, поражая меня сарказмом, приписывая мне убожество понимания происходивших тогда политических событий, бичуют не столько меня лично, сколько правительственный строй того времени. Консервативная печать, особенно «Московские ведомости», дают чрезвычайно лестную оценку книге, считая ее талантливо и очень интересно написанной, находят изображение тогдашних событий вполне правдивым и исчерпывающим, что придает, по их мнению, самой книге большое общественное значение. Разумеется, я не буду оправдываться перед нападками на меня и не стану пытаться доказать тенденциозность критики либеральных газет. Пусть об этом судит сам читатель. Но такое внимание к моему труду как со стороны моих единомышленников, так и противников придает мне смелость взяться за продолжение моих губернаторских воспоминаний и в настоящей книге изложить мои переживания в Пермской губернии, где я прослужил около четырех лет. Делаю это с большой робостью, так как моя служба в Перми протекла в годы сравнительного политического затишья, а потому читатель не найдет в ней описания таких событий, которые приковывают к себе все его внимание, совершенно независимо от умения автора заинтересовать своим рассказом. Но Пермский край полон таких особенностей, богатства его так разнообразны и о них еще так мало у нас знают, что, может быть, мне и удастся быть не очень скучным, и читатель простит мне мою литературную неумелость. Буду по-прежнему совершенно искренен, прост, не стану драпироваться модными веяниями, о живущих еще людях буду говорить возможно сдержанно, не позволяя себе ненужных осуждений.

26 июля 1917 г.
И.Кошко

К началу страницы

| Главная страница |    | Издания института |    | Содержание книг |    | Summary |    | Анонс изданий |

Email: anasta@sky.ru